КОЛЕСО   литературный журнал
Конкурсы в журнале"Колесо"

Конкурсы

«Наше дело правое. Враг будет разбит. Победа будет за нами.» - 2009

Надежда Белякова

Зыбь-трава

Княжил когда-то князь, обо всем радел, заботился. И о том, чтобы жителям его княжества жилось хорошо, и о том, чтобы от врагов защищено было отечество. Богатырь был человек, красивый, мудрый. Но уставать стал от набегов врагов. Уж очень завидно было соседям его, что так полноводны реки, текущие по его землям. Что так тучны стада на его лугах. Что так смелы и ловки его воины, и метки его лучники, так быстры кони у всадников.

Много побед одержал он. О тех победах раны на память горькую остались на нем. Особенно досаждал его княжеству хан , по соседству расположенного ханства. Но решительные победы княжеского войска под предводительством князя потеснили хана. Истощенный в боях хан, поражение признавать не хотел. А прислал вместо гонца старушку ветхую с посланием, где сообщал, что из милости передумал идти дальше войной на княжество. И решил замириться с князем. Мол, осознал всю тщетность борьбы с таким богатырем. И в знак своей доброй воли посылает к князю в полное его распоряжение знахарку свою личную. Большую мастерицу раны лечить. Любую боль усмирять большая искусница. Князь рассмеялся даже: «Ну, хитер хан! Ну да ладно! Все равно, какие слова. Лучше худой мир - чем хорошая драка! Да и устал я. А ты басурманка ступай к своему хану. Не нужна ты мне. В моем княжестве свои знахари есть».

С тем и возвернул своё войско за крепостные валы ,за мощные ворота крепости, и как только последний воин прошел, заперли те ворота на чугунный, тяжелый засов.

Князь был даже рад, что хан решил замириться. Потому, что хоть победа и близка была, но устал князь. Устал. Так устал, что думы, заботы о княжестве спать не давали. Призвал он знахарей. Но те мало помогали. А коль заснет, все то ему бои жестокие снятся. И вдруг однажды, откуда не возьмись, бессонной ночью влетел ворон в его опочивальню. И ну каркать. Он встал ворона гнать, а тут вместо одной птицы целая стая. Он их гоняет, а их еще больше делается. И вдруг они точно в одну все обратились. И тут он эту каркающую жуть в окошко и выгнал. Отошел от окна, оглянулся. Глядь, а посреди его спальни та самая старуха басурманка, что хан в знак дружбы послал к нему. В руках она держала чашу, сверкающую золотую чашу.

« Ты как в моей опочивальне появилась?» - изумился князь.

« Твоя хвороба меня позвала, князь. Она меня и привела сюда. Вот трава заветная : Зыбь-трава. Выпьешь её , спать будешь, как младенец ясный, безмятежный. Не бойся, не отрава это. Я и сама могу сначала выпить для твоего успокоения».

От первого же глотка стало князю так хорошо, как в жизни ни разу не бывало. И во сне увидел он себя повелителем мира, мудрым и всесильным . Дворец его ;то по морю плавал в заморские страны, где он был желанный гость, то средь небес летал , куда хотел. А помогала понять языки далеких и неведомых стран девица красоты дивной и нездешней . Она неотступно везде рядом с ним была. А сам он - в одеждах искусно золотом узорчато расшитых.Стоило ему пожелать чего-нибудь , так оно , само тотчас же к нему приближалось Богатство вокруг себя видел князь необычайное. Голос ветра стал ему внятен - он превращался в дивную музыку. Тайный смысл всего происходящего открывался ему . Что было и что будет, виделось ему . Ежели, кто чего замышлял против него или его княжества, ему о том травы шептали. Словом ,этакая расчудесина, что и вообразить трудно. Аж,страшновато становилось. Словом, сон наслаждение одно. Уж более думы и заботы его не тяготили.

Проснулся утром. И сразу за дела за хлопоты о сохранении и процветании княжества.

День- деньской, до самого вечера - все радует князя, потому, что жизнь княжества - это и есть сердце всей его жизни. А жители, точно дети родимые, так дороги ему.

Но к вечеру опять басурманка старая, подарок ханский, подступает с чашей, в ней трава заварена: «Пей, князь, пей! Хорошо выспишься, хорошо работать на благо отечества будешь. Спать будешь - силы копить будешь! Пей, пей, князь!»

И он, вспомнив, как славно выспался в прошлый раз, после выпитой чаши Зыбь - травы, выпил. Кое-как доделал намеченные на вечер дела и поскорее отправился спать. Как заснул, вольной птичкой полетел в чудесные сновидения. Увидел во сне княжество свое. Словно стало оно садом райским беззаботным. Счастья река разливанная. Девицы пригожие песни распевают, вместе с ним птицами вольными среди звезд летают. А звезды светят так ярко, что и солнца в том княжестве не надобно. И стоит едва помыслить о чем, все тот час же на его глазах исполняется. И народ тамошний благодарит его. Возвеличивает до небес.

По пробуждении вернулся князь к делам. И увидел, что дела в княжестве на том месте как он заснул , не решенными так и стоят. Одни хлопоты да заботы. Утомлять его стало и то , что войско в боевой готовности держать надо. Всегда к нападению или к другой какой-нибудь беде готовым быть нужно.

Да! Толи дело во сне, что снятся ему после того, как выпьет он зелья из той Зыбь-травы. Сплошные праздники, победы, веселье.

Нехотя сел он на коня. Осмотрел все ли в порядке в княжестве, в строгости ли закон соблюден. Нет ли обиженных. Но какие бы дела не делал, все через силу. И все то вспоминается экое облегчение, едва выпьешь зелья басурманского. Уж так ему хорошо в тех снах было, что на эту самую явь глаза не глядят. И все то ему стало вокруг скучным казаться. И тут еще и новая напасть, стало все тело болеть и ломить. Все до кости, точно враг невидимый жгутами немилосердно скручивает. Не выдержал и вслух застонал.

Откуда ни возьмись, возникла старуха басурманка с чашей в руках. И говорит своим скрипучим голосом: «Только пригубь, князь! Боль твою как сдунет!» Осерчал князь и плеткой на нее замахнулся: «Сгинь с глаз моих долой, карга проклятая. Не до снов мне твоих басурманских. О княжестве радеть нужно…»

Да только сам руку и отдернул. Потому что черным вихрем старуха закружилась на месте, и невесть откуда стая черных ворон налетела и черной тучей ее укрыла. И так же в миг растворилась и на том месте, где лекарка басурманская стояла теперь расчудесная красавица со смоляной косой до пят стоит, чашу в руках держит, и приветливо крылом своим чуть колышет. Улыбается ему и сладко поет: «Что же, князь, забыл меня? Не доверяешь? Испей. Боль ран своих услади и дальше дело свое твори. Кто ж тебе мешает. Ты вольный человек, что хочешь то и делаешь!»

На эту красавицу рука не поднялась. Заговорив, князь протянул руку и принял чашу. Вздохнул, что греха таить, не по силам ему боль терпеть, и выпил зелье проклятое. Пока пил, запрокинув голову, исчезла басурманка и чаша растаяла. Удивился князь, но почувствовал, что боль и вправду улетучилась. Отправился дальше княжество объезжать! Да только, что-то не ладились дела в этот день. Все раздражало его. Уж не казалось ему родимое княжество таким прекрасным, как раньше.

Народ, что слушал с почтением, казался ему туповатым. Воеводы тучными и нерасторопными. Да и в сон потянуло. Отправился среди бела дня в опочивальню. Да не дошел. И точно пьяный упал у порога. Такого позора в жизни с ним не случалось. А ему все равно: и что слуги о нем подумают, оттаскивая его к постели, и что дела все заброшены.

Он в своих снах. Всем то доволен и счастлив, опять у ворот княжества оказался. Звезда к ногам его с неба упала и в ту прекрасную девицу обратилась. Она танцует, легким касанием руки своей молодой прекрасной касается ворот. Они распахиваются. Она танцем увлекает его вовнутрь. И видит он свое княжество в ярком сверканье звезд, так что и луна и солнце в небе лишним будет. Некоторые звезды падают с неба время от времени, обращаясь в прекрасных девиц. Они также танцы разные танцуют. За спиной у каждой крылья черные - чернее ночи. Ни красавиц, ни танцев таких он наяву никогда не видывал. Скинула с головы покрывало та первая самая дивная из всех девиц, и оно не касаясь земли, подплыло к князю, да еще увеличиваться стало на глазах. Красавица села на него как на ковер, а он и не прогнулся даже, так и висит в воздухе.

« Садись, князь, рядом. Владения твои осматривать будем. Наяву то все сам, да сам. А здесь мы как птицы летать будем».

Четыре других девицы взяли платок за углы и, взмахнув крылья ее поднял в воздух. Если б не их красота неземная, крылья чисто вороньи.

И удивился князь, как богата его земля. Были видны и терема и сады, и луга и поля и леса меж ними. Но одновременно клады потаенные, закопанные в эту землю были видны и светились тихим светом. И жутко и восторженно было на душе у князя. А поднимались они все выше и выше. И удивился князь. Других земель не видно. Будто одно его княжество на всей земле осталось.

- « А где ханство, что на востоке с моим княжеством соседствовало. И все войной моему княжеству грозило? Почему его не видно?»

« А нет его. Нет на земле твоих врагов. Только одно по всей Земле-матушке твое великое и всесильное княжество простирается. Одна печаль, что ты свое княжество, ради того, разоренного покидаешь. Сироты мы без тебя. Останься здесь с нами, князь наш светлый. Зачем тебе в эту тяжкую явь возвращаться? Здесь ты соколом летаешь, а там от боли маешься. То княжество войнами, как тело твое ранами истерзано. А здесь жизнь без печали».

С этими словами она протянула руку свою, взяла сверкающую звезду и протянула ее князю. Свет ее был ярок, по вдруг, сначала ослепил князя.

А вскоре и вовсе глаза его болеть стали. Все погрузилось во тьму. Только этот свет больно резал глаза. Но вдруг превратился в старую басурманку, стоящую в темной его опочивальне. В руках она держала чашу с зельем. Она смеялась каркающим голосом.

Князь понял, что проснулся. И так ему захотелось тот сон досмотреть и сказать красавице, что согласен он быть князем в том княжестве и никогда больше не возвращаться, что бы защищать свое, здесь на земле.

Он потянулся к басурманке. Но она прямо по воздуху отодвигалась от него, ни разу не повернулась и все летела прочь от него, нагло глядя прямо в глаза князя.

« Хочешь вернуться? Ха-ха! Хочешь птицей вольной летать? Ха-ха! Кар-кар! Там княжить хочешь? Свое княжество бросить? Кар-кар! Ха-ха!»

« Да! Да! - шептал ей князь, протягивая руки к чаше.

Была глубокая ночь. И князь увидел, что, протягивая руки к чаше с зельем, он за нею движется вперед. И что таким образом он вышел из спальни. Охранники пытались преградить ему путь, но он отругал их, потребовал, чтобы они не мешали ему. Не посмели они ослушаться своего князя, хоть и встревожились не на шутку.

Так с протянутыми руками босой князь спустился вниз с крыльца своего терема. Вот уж и сад, что буйно рос вокруг его терема позади. А подлая старуха, только каркает, смеясь, и словно летит, не касаясь земли. Не поворачиваясь. Задом наперед. А чашу держит на вытянутых руках, дразня князя. «Вот она чаша с зельем Зыбь -травы. Куда хочешь в миг доставит. Да только, не знал ты, глупый князь, что раз от раза зелье мое дороже», - каркала старуха. Князь бежит, а догнать не может. И изо рта ее вылезало змеиное жало. Глаза сверкали красным огнем. Но и это не отпугивало князя. Тем более, что силы его покидали и тело болело жестоко. Наоборот. Он же помнил, что это зелье облегчает его страдания, как никакое другое лекарство.

« Так какая же твоя цена за зелье?» - прохрипел князь.

« Отвори ворота своего княжества. Дай приказ своим стражникам отворять!» - ответила она.

« Да что ты выдумала проклятая! Что б я княжество родимое предал? Что б я виновным стал в его гибели? Чтоб я рабом на погибель свою стал у хана?» - возроптал князь.

« Да ты уже раб. Раб зелья» - мерзко хохотала старуха, стоя спиной у ворот, защищающих княжество.

Тут только увидел князь, что она становится едва видимой, прозрачной. К нему подбежали охранники. Стали успокаивать князя. Уговаривали уйти от греха подальше. И он было на мгновение очнулся. И старуха исчезла вместе с чашей. Но тут же увидел, что ворота высоченные, огромные становятся, как бы прозрачными, оставаясь на месте. И видит он, что там за запертыми воротами стоит та красавица и тянет, тянет к нему руки-крылья. Он бросился из последних сил к ней, но больно ударился о круглое бревно мощных ворот. Он застонал от горечи и боли.

И вдруг сорвал чугунный засов, защищавший въезд в княжество, желая выпить это проклятое зелье, что бы улететь от всех трудностей в наваждение снов о счастливом княжестве. Увидеть эту неземную красоту, летать среди звезд с этой красавицей.

Но как только он поднял засов, защищавший княжество, оказалось, что за стенами притаилась целая орда того самого хана, который прислал в подарок лекарку басурманку, с тем злым зельем.

Они лавиной ворвались в ворота, с дикими воплями, размахивая саблями.

Его отбросило в сторону, и он увидел, как слетели с плеч головы верных его стражников. Горькие слезы вины и сожаления катились по его щекам. Теперь он не может возглавлять свое войско. А княжество без сильного князя, что тело без головы.

Воплями ужаса и страданий наполнилось его княжество. Это кровожадные враги убивали мирно спящих в своих домах людей. А он был бессилен защитить их.

Черная туча воронья закружила вокруг него. Стали клевать его. И в карканье их он ясно различал: «Ты понял, глупый князь, какова цена моего зелья? Ха-ха!»

« Да. Я понял» - простонал князь.

И тот час стая ворон сгрудилась так плотно, что сжалось в одну ворону. И она, знакомым голосом старухи-басурманки проговорила: «Ты предал саму жизнь. Ты променял явь на мимолетные сновидения. Ты не достоин жизни» - и стала жестоко клевать его в голову.

Корчась от боли, он отмахивался от нее руками: «Не смей! Я князь! Я жив! Я столько сделал доброго на земле до того, как пригубил твое злое зелье. Твою дурман траву. Я не падаль, что ты клюешь меня». Но она не останавливалась: «Каждый, кто пригубит моего зелья, кто хоть раз попробует мою сон-траву - уже падаль. И никакие былые заслуги не в счет!»

Так в ужасных мучениях погиб князь, а вместе с ним и по его вине все княжество.

Давно это было. Но по сей день бродит меж людей это страшное и неправедное оружие: трава. И сколько жизней она уносит, и тех, кто попробует эту погибель, и тех, кто окружает этих предателей жизни и всего светлого, что есть на Земле, потому что душа их истерзана страданиями за своих близких. Безумные грезы навевает злой дух, заключенный в этой траве. То одно, то другое злодеяние уговаривает совершить того, кто попробует эту мерзость. Поэтому сколько бы времени не утекло со дня погибели князя и всего княжества, а помнить и опасаться тех, кто захочет угостить сон - травой, злым зельем и сегодня нужно.

 


 

 


Новости

  • Мы подвели итоги конкурса «Наше дело правое. Враг будет разбит. Победа будет за нами.» - 2009.
    Узнать лучших можно здесь.
    (12.01.10 г.)

  • Закончился прием работ на конкурс. Благодарим Вас за такую бурную активность. Работы читаются и размещаются на сайте – так что ещё немного (примерно 1-2 недели) и мы узнаем победителей.
     
    С новым 2010 годом, друзья. Пусть в этом и последующих годах Вас не покинет искорка таланта, а творческий успех не одурманит разум.
    (2.01.10 г.)


  • Вот уже больше месяца идёт приём работ на конкурс «Наше дело правое…»-2009. Рады сообщить, что присланных произведений значительно больше, чем в прошлом году.
    Также, мы публикуем работы не прошедшие цензуру редколлегии. Эти работы публикуются без какой-либо редакторской правки.
    (2.10.09 г.)

  • Неплохое начало – получаем рассказы с первых дней.

  • 24 августа 2009 года начался приём работ на конкурс «Наше дело правое. Враг будет разбит. Победа будет за нами.» - 2009.


Журнал "КОЛЕСО" - читать страницу с начала