КОЛЕСО   литературный журнал
Конкурсы в журнале"Колесо"

Конкурсы

«Наше дело правое. Враг будет разбит. Победа будет за нами.» - 2009

Надежда Белякова

Невесёлица

Сразу и не понять, почему называли Невеселицей эту красивую деревеньку, стоящую над быстрой речкой, с широко раскинувшимися вокруг густыми лесами.

А жили в той деревеньке пять братьев.

Старший из них трусоват был. Другой брат, был жаден очень. И сам рад бы детишек своих приласкать, пряник-крендель подарить, а сам боится: “А вдруг, избалуются, привыкнут; на одних кренделях разоришься”. Рад был бы и коровку свою и лошадушку досыта сеном накормить, но всякий раз опасался, что эдак все время досыта кормить придется. Пропали совсем у него и корова и лошадь, а жаль: радовался – уж почти отучил он их есть.

А на детишек его одна печаль смотреть. Одно хорошо у него в доме. Собак злей нигде не найдешь – хороши сторожа были. Впрочем, с голоду какой пес не зол. Кстати, и о третьем брате вспомнилось. Уж такой злости – редчайшей человек! Как будто не среди братцев родных жил, а среди врагов лютых - ни привета, ни ласки никто никогда от него не видал.

Четвертому брату труднее всех жилось. Этого только пожалеть можно было – уж очень завистлив был! А зависть, как известно, хуже муки мученической терпеть человеку.

Вот старший брат забор высокий поставил. Два злющих пса вокруг дома бродят, сторожат, а этот мается, места себе не находит, – завидует: как так – у брата забор выше и крепче моего. Собаки сердитее. Разобрал забор свой, продал коня своего, красавца вороного быстроногого, чтобы собак посердитее купить.

Пока занят этим был, присмотрелся, как второй брат, жадноватый, каждую копейку бережет – и призадумался. А как вспомнил он о третьем брате, самом злейшем, – так и решил, что дешевле будет самому таким же злющим стать, и самому дом охранять. Так и забросил, только бродит вокруг дома своего, с соседями поругивается. Брешет, что пес шелудивый!

И все равно не спокойно ему живется: то ему кажется, что у братьев картошка крупнее уродилась, то, что его яблоню дождь меньше, чем у брата, в саду полил. То за одним, то за другим угнаться хочет, а только впросак попадает. Так совсем свой дом разорил. Словом, этот самый разнесчастный из них был. Всем вокруг завидовал.

Был среди братьев и младший. Казалось бы, всем парень хорош, не трусоват, и не жадноват, и не завистлив, и не зол. А и у него свой изъян имелся, который зато всех других стоил - глуп был. А тут, конечно, позавидовать нечему.

Ни дома своего не нажил, ни семейством не обзавелся. Так себе жил – гостил. У брата старшего погостит, а как надоест за высоким забором, за ставнями дубовыми хорониться, к другому пойдет. Как у жадного отощает, к злыдню заглянет. А как разругаются со злыднем, к следующему уйдет. Сколько ни учили каждый из братьев его по своему разумению уму разуму, а толку нет. Какой был, такой остался. Вся глупость на яву. Вся, сколько и раньше имелось. Зато ни больше, хотя и не меньше.

“Ох! И надоели же вы мне, братцы, все разом своими поучениями”, – сказал он. И, нахлобучив, шапку пошел, куда глаза глядят. А глаза не далеко глядели – на речку, потому, что день жаркий был. Искупался, вышел на бережок, пообсохнул, прилег да и заснул.

А проснулся он от дивных звуков – неизвестная птаха пела на ветке сидя. Словно преобразилось все вокруг от чудесного ее пения. Словно краше все стало. Стал он ее расспрашивать - откуда она такая певунья. А она вместо ответа одну песенку лучше другой поет. В этих песенках птичка вспоминала о своих местах, откуда была она родом. Пела о высоком крепком и ветвистом ясене, на одной из веток которого было гнездо, из которого она и выпорхнула на белый свет; о том, что собирались под тем ясенем девки с парнями, песни звонкие пели. Плясали и шутки веселые шутили. Шумно, весело в той стороне люди жили. Деревня Веселица там стояла. В праздники пироги пекут, друг к дружке в гости ходят, а все потому, что и стар и млад дружно жили.

“А и где ж места такие расчудесные есть?” – спросил он.

А в ответ только трели: “За тремя лесами темными, за тремя реками глубокими, за тремя горами высокими”. Вспорхнула и улетела.

Шапку в охапку и бегом к братьям побежал младший, тот что глупее всех был.

Прибежал и рассказывает о той веселой стороне, о которой птаха ему пела.

“Буде нам в скуке жить!”, – уговаривал он братьев. – “Ай – да, к веселой жизни в дорогу!”

Завистливый, как услышал о пирогах вкусных к празднику, так быстрее всех стал в дорогу собираться.

Жадный тоже прельстился и пирогами, и хозяйством крепким. Злыдню и самому скука надоела. Но, главное, очень его обеспокоило, что уж очень весело люди там живут, надо бы посмотреть. Решил и он тоже стал собираться.

Трусливому оставаться одному показалось опасным – поэтому так, разом, и собрались братья в путь.

Миновали они и первый, и второй темные леса, вот и третий начинается; все дальше в глубь уходят они. Ночь наступает. Стали они на ночлег располагаться.

Первым младший заснул под телегой. И жадный заснул, и дети его, и жена заснули. Злой долго не засыпал: все ворочался, с женой поругивался перед сном, но и он вскоре заснул. Завистливому дольше всех не спалось: все ему казалось, что у братьев колеса как-то по особенному скрипят, то, что кочки на дороге ему круче попадаются. Все переживал. Но и его сон одолел. А трусоватому от страха всю ночь страхи разные мерещились.

И по утру решили братья - быть ему всем охраной и защитой. Все одно, ведь, не спит по ночам. Разное случалось, пока брели они по чащобам, и волков ночами отогнал он, и с медведем сразился, и разбойников распугал однажды. Отменным смельчаком стал.

Но и третий лес они миновали. Вышли, а перед ними река течет, а широка-то!... а глубока – то! Стали лодки для переправы строить, день строят, другой строят – плохо работа идет, как-то само собой песню затянули и ладно, и все вместе, и пошла у них работа. Любо – дорого на их лодки посмотреть. Только вот беда: сколько с собой увезешь? Измаялся второй брат - трудное дело с добром своим нажитым жадному расставаться. Но все-таки оставил он сундуки на берегу, только детишек с женой в лодку усадил, и поплыли они на другой берег, вместе с другими.

Так переплыли они и вторую, и третью реку. Выросла перед ними гора высокая. Долго ли, коротко ли – время шло, пока обходили они ту гору, пока шли – песни пели. Вышли ко второй горе, а она и выше и круче первой, устали, дети плачут.

Третий брат, тот, что раньше злющим был, детей успокаивает, сказки позатейливее, посмешнее придумывает, стали все вокруг смеяться, и путь показался им веселее.

Так обошли они и третью гору с шутками, сказками и песнями. А как обошли, увидели они – правду та пташка младшему их брату напела.

Стоит ясень крепкий, высокий, а под ним парни с девушками хоровод водят, песни поют. Увидели они гостей и стали их в дома звать отдохнуть, подкрепиться с дороги. И тут убедились они в правдивости пташкиных трелей. Пироги вкусные, сдобные. Стали люди, как водится расспрашивать их - "кто они такие, откуда и за чем пришли?" А братцы стали отвечать, что, де мол, родом они из Невеселицы. А называются те места так, что, песен там не поют, по праздникам не пляшут, словом не весело живут.

“Как так?” – изумлялись люди – “Песен не петь?”, но тут же вспомнили братцы, о тех песнях, что сами собой складывались в пути и стали они петь, и грустные, и веселые. Красиво у них получилось. Братья запевают, жены и детишки подпевают.

“Ишь шутники”, – дивятся люди, - “А еще говорят, что песен не поют. А как же праздники ваши без шуток, без плясок?”.

Заиграли музыканты, стали парни девушек приглашать. Весело стало. Как удержаться, когда ноги сами в пляс идут. И забыли братцы - умеют ли, не умеют они плясать - сами и не заметили, как в хороводе оказались. А уж жен их упрашивать и приглашать не пришлось - рады - радешеньки, что наконец-то молодые свои лета девичьи вспомнить пришлось.

Когда стали опять за столы усаживаться, люди и спрашивают у братцев: “Как насчет пирогов к празднику?”. Но тут и ответить они не успели, как жены скорее за работу принялись: тесто месить, начинку готовить. Славные пироги получились, вкусные, пышные – сколь не хвали, а не перехвалишь.

Охнули, братцы – никогда такими они жен своих не видали: плясали, как девицы беззаботные, хозяйки отменные. Много разговоров было в тот вечер, “а у нас”… “а у вас”. Устроились братцы на ночлег - да только не спится им: “Хорошо тут живут, конечно. Все как та птаха напела: и веселья вдоволь. Да и наши места не хуже будут”. “И то верно братец”, – отвечает, тот, что завистлив всегда был. “Посмотрел я сегодня вокруг, и первый раз в жизни, кажется, не нашел чему позавидовать: песни поем не хуже, жены хозяйки отменные, детишки наши резвые. Дома? Дома крепкие стоят. Пора нам обратно, братья. Может быть зря мы сюда пришли?”.

“Ан нет, не зря” – ответил ему младший, тот, что и привел всех сюда за собой. Приглянулась мне здесь девица, поутру, как проснемся, сватами моими в дом к ее родителям пойдете. Замуж за меня отдать ее просить будете. Только ахнули братья - поумнел. Да, видно теперь и в правду не зря сюда шли.

Поутру пошли они девушку сватать. А там, прямо скажу, растерялись родители: “Как так? Кто такие неизвестно, только явились, а уж сватают”. Но, подумав, решили, что надо бы девушку замуж за младшего брата отдать. Потому, что по всему видно люди надежные. Потому что добрые, и жены поют дружно, и пироги честь по чести к празднику пекут, братья домовитые – семейные, а значит серьезный народ. А, главное, что и девице парень понравился.

Долго и обстоятельно решалось Веселицей: отдать девицу замуж или нет. И решено было окончательно – отдать. Да и как не отдать: по всему видно самый серьезный и умный среди братьев, а иначе не пошли бы за ним следом четверо других. Серьезных мужиков.

Бывают свадьбы и веселые и красивые, а такую вряд ли кто упомнит. А как отпраздновали, стали братья с новобрачными домой собираться. Вернулись они к себе благополучно - обратный то путь всегда и легче и короче кажется. Живут с тех пор между собой ладно и дружно, а значит весело. О прежней жизни самим вспоминать совестно.

И мне самой, как загрустится, думаю: а не собраться ли в дорогу за три леса, за три реки, за три горы поближе к веселой жизни.... Да все дела держат, времени никак не находится.


 

Скачать программу Трафарет букв.

 


Новости

  • Мы подвели итоги конкурса «Наше дело правое. Враг будет разбит. Победа будет за нами.» - 2009.
    Узнать лучших можно здесь.
    (12.01.10 г.)

  • Закончился прием работ на конкурс. Благодарим Вас за такую бурную активность. Работы читаются и размещаются на сайте – так что ещё немного (примерно 1-2 недели) и мы узнаем победителей.
     
    С новым 2010 годом, друзья. Пусть в этом и последующих годах Вас не покинет искорка таланта, а творческий успех не одурманит разум.
    (2.01.10 г.)


  • Вот уже больше месяца идёт приём работ на конкурс «Наше дело правое…»-2009. Рады сообщить, что присланных произведений значительно больше, чем в прошлом году.
    Также, мы публикуем работы не прошедшие цензуру редколлегии. Эти работы публикуются без какой-либо редакторской правки.
    (2.10.09 г.)

  • Неплохое начало – получаем рассказы с первых дней.

  • 24 августа 2009 года начался приём работ на конкурс «Наше дело правое. Враг будет разбит. Победа будет за нами.» - 2009.


Журнал "КОЛЕСО" - читать страницу с начала