КОЛЕСО   литературный журнал
Конкурсы в журнале"Колесо"

Конкурсы

«Наше дело правое. Враг будет разбит. Победа будет за нами.» - 2009

Надежда Белякова

Братья

Все, что заработали честным трудом и нажили за долгую жизнь отец и мать двух братьев, когда пришло время покидать этот Свет, оставили своим сыновьям, наказав делить всё поровну. Вот и принялись братья делить. Делили. Делили... А как не дели, а один из двоих всякий раз в накладе остается.

И потому решил старший брат, что самым простым решением будет все, что до порога ему, а все, что за порогом родительского дома-младшему отдать, то есть родительский дом оставить ему – старшему. А младшему отдать в полное его распоряжение -Весь Белый Свет, с его просторами, морями, реками, горами и городами. И все пути-дороги в этом мире принадлежит отныне ему, куда бы он не направился.

Младшему брату ничего не оставалось, как подчиниться. И пришлось ему отправиться из родного дома, куда глаза глядят. Потому что кулаки старшего брата-забияки были в этом нелегком споре основным весомым доказательством правоты и преимущества старшего брата перед младшим.

Горькие слезы обиды застилали глаза младшего брата-простака и потому все пути-дороги казались ему одинаковыми. Но, что делать раз отстоять свои права на родительский дом было ему и не по силам, и не по средствам. Каких только напастей и бед не желал он в душе своей брату-обидчику. Вот такие черные мысли гнали его по белу свету. А желание отомстить, наказать брата-забияку подгоняло.Поэтому куда бы ни забрел он, в какой бы стране не очутился, первым делом принимался за расспросы: не живет ли где-нибудь поблизости злой чародей или недорогая ведьма-злодейка. И, если есть такой, то сколько берет? Не дорого ли возьмет за то, что бы наслать какую-нибудь напасть по желанию заказчика.

Бывало, что и находил брат-простак то, что искал. Но, то денег слишком много запросят за пакостную свою работу местная какая-нибудь ведьма или чародей, то жаловались на то, что де мол, слишком далеко от их мест его брат-обидчик проживает. И потому чары их злодейские в полной силе не долетают. А уж ежели долетают, то уж очень ослабшие в перелете. И, долетев, до его обидчика, принесут лишь легкие огорчения, не сильнее насморка.

Очень огорчался, слыша все это, разобиженный простак. И то верно, как не огорчаться: столько дорог пройти, столько трудностей испытать - и все ради легкого насморка! Да еще и плата!

Ох, как жалко было брату-простаку и денег и времени и ног своих истоптанных в пути.

Так в пути не один год улетел. А то чего надо, то есть и по деньгам, и по силе чародейской, так и не нашел.

Страны все чужие; не нашенские и всем он вокруг- чужой. И всю то Землю нашу круглую он обошел. Но упорно шёл не сворачивал.

Идет как-то и видит, вроде бы места, какие-то знакомые. Народ на его родном языке изъясняется. Сначала даже взгрустнул, а потом призадумался, а может быть к лучшему. В родных местах и объясняться проще, и выжить как-то легче. Да и колдунам, живущим поближе к его местам, сподручнее будет его обидчика наказать. Чары злодейские силу терять зря не станут. Птица в перелете и та устает. Дело легче денег - меньше платить придется.

Эти рассуждения ободряли и поддерживали братца-простачка в его, как оказалось обратном пути. Земля то круглая!

Шел он по родным местам и понимал, как же долго отсутствовал он. Как изменилось все вокруг. Те же поля..., но заброшенные заросли бурьяном. Дома обветшали. Покосились. Не летят из садов, как в дни его юности веселые, зовущие в пляс песни. Как-то приуныло все вокруг. И призадумался он:

-Не случилась ли беда? Не напал ли мор на родные его места, пока бродил он по белу свету?

Размышляя над увиденным, он вошел в густой лес. Еще раз подивился тому запустению, что царило вокруг. Чувствовалось, что давненько забросил лесник этот лес.

И так, продираясь сквозь чащобу, вдруг услышал брат-простак горький плач и рёв какого мужика. Время от времени этот плач прерывался сетованиями и причитаниями. Брат-простак внимательно посмотрел по сторонам, раздвигая ветки, но никого не увидел. Только маленькая птичка сидела на ветке перед самым его носом. Братцу-простаку показалось, что этот громкий мужской плач вырывается из пушистой грудки этой хрупкой птички. --Бог весть, что от голода мерещится!

Решил брат-простак. Но, присмотрелся и увидел, что птичка-то действительно плачет. И по ее тонкому клювику стекает слеза за слезой.

-Что ты уставился на меня? - сказала птичка неожиданно грубым мужским голосом, и продолжала плакать и причитать :

- Проклятый злой чародей! Эх! Судьба моя злодейка! Ах! Украденный злодеем чародеем мой дивный голосок! На каких сценах, каких прославленных театров, в какой стороне мира звучишь ты?!!!

Брат-простак как услышал о злом волшебнике, о каких то черных чарах, аж подпрыгнул от радости.

-Птичка, милая птичка! Умоляю, не улетай! Расскажи мне все по порядку. А главное где мне найти злого волшебника. Он мне так нужен. И почему ты говоришь человеческим голосом? Может быть, ты вовсе не птичка? - вдруг сам испугался брат-простак.

-Да птичка я. Птичка! Вернее была я птичкой. Беззаботной певуньей. А теперь и сама не пойму: кто я? Поймал меня ловкий птицеловов. Продал он меня на рынке одному певцу. Этот певец был одним из тех неудачников, кто учился своему ремеслу всю жизнь, но чем глубже погружался в глубины мастерства своего дела, тем все дальше удалялся и от радостей жизни. От этого он становился все мрачнее и мрачнее. Голос его, от рождения не бог весть какой силы, стал с годами к тому же еще и скрипучим и злым. Но упрямство не позволяло ему отступить от однажды выбранной цели. И вот, будучи не в состоянии своими силами добиться желаемого, он решил обратиться к ...

-К злому волшебнику!-догадался брат-простак.

-Вовсе нет! - удивилась птица, - -как раз наоборот - к доброму волшебнику. Завелся у нас один такой. Добрый волшебник - кто с чем не обратиться, всем берется помогать. А от его помощи, черт знает что выходит. И птичка злобно ругнулась.

Так вот. Купил он меня, нежную беззаботную пташку, и принес меня в плетеной клетке к этому добряку и говорит: “Желаю петь вот таким нежным голосом и так же как эта птичка день-деньской выводить вот такие же радостные трели без устали и заботы. Тот его, правда, пытался уговорить, оставить эту безумную затею. Но ... он ни в какую. И добрый волшебник, хоть и был сам против таких грубых превращений, но по глупой своей доброте, был совершенно не в силах никому отказывать. И в этот раз ему показалось, что легче уступить настойчивой просьбе певца неудачника. И ... обменял наши голоса. Мой нежный заливистый, на его грубый ,сквалыжный. Певец был очень доволен и в благодарность подарил меня волшебнику. Он повесил клетку в которой сидела я у входа. Что бы грубым голосом ругать каждого, кто приблизиться к его замку. Выкрикивать всякие бранные слова и прогонять просителя прочь. Уверяя, что доброго волшебника нет дома Вот так его достали жаждущие чудес посетители.

А в это время певец, одаренный моим дивным голоском блистал на подмостках в театрах и концертных залах, утопая в роскоши. Билеты на его концерты стоили очень дорого. Еще бы, такая диковинка. Мужчина, представительной внешности, распевает как птичка хрустальным голоском различные арии из концертных опер и оперетт. Публика буквально на руках его выносила, после каждого концерта. Но кончилось все весьма плачевно и для него. Он был приглашен на концерт в далекую заморскую страну. Деньги за эти гастроли посулили ему огромные. Не долго думая, он принял приглашение и отправился в путь. Переплыть океан показалось ему столь заманчивым приключением, что мрачные опасения просто не пришли ему на ум. По середине его океанского путешествия разыгрался ужасный шторм. Корабль разлетелся в щепки. Его едва живого выбросило на берег и ... он попал в плен к африканским дикарям. Избалованный публикой, желая сыскать расположение и встретить сочувствие к своей беде, он запел. Вернее засвистал, увидев приближающихся разъяренных дикарей. И действительно, их лица осветила улыбка. Но кто-то из них тотчас же ловко набросил плетенную из лиан сеть. С тех пор он сидит в большой плетеной клетке. Он гордость и диковинка вождя еще неизвестного науке племени. А когда ему не поется, что бы заставить его засвистать, кто-нибудь из слуг немилосердно колет его копьем. И он щебечет, проклиная день и час, когда впервые ему захотелось петь, как птичке.

А я так устала от посетителей, пытающихся заставить доброго волшебника осуществить их желания, ведь я должна была своими страшными ругательствами отгонять их от ворот замка, что однажды, я использовала мгновенное замешательство волшебника, когда насыпая мне корм и меняя воду в клетке, он оставил дверцу клетки открытой...,словом, и вот я на свободе! Но, оказавшись на свободе, я обнаружила, что так растолстела от вкусного питания, которым угощал меня волшебник, что совершенно разучилась летать и самостоятельно кормиться. А мой грубый голос, распугивал собратьев, не говоря уж о весенних кавалерах. Я так одинока!

Больше она не смогла произнести ни слова. Она рыдала, не останавливаясь ни на минуту.

-Наверное, я схожу с ума! - печально задумался брат-простак,

- Мало мне говорящей птички, так кто-то еще, где-то совсем рядом, словно дразнясь или подпевая, тоже плачет.Но на этот раз женским голосом.

Он посмотрел в ту сторону, откуда доносился плач. И ему стало легче на душе, потому что плакала не медведица злая какая-нибудь. Это плакала женщина. Обыкновенная женщина. Она плакала и причитала:

-Да! Да! Он говорил - я добрый, я добрый волшебник! Хуже любого злодея этот добряк! Как я понимаю тебя, бедная птичка!

И, раздвинув кусты, к ним вышла женщина. Ее лицо так распухло от слез, что и понять было невозможно молодая она или старая. Дурнушка или красавица. Богатым или бедным было когда-то ее платье, уж так оно было ободрано от долгого блуждания по лесу. И безобразно стоптанная обувь ничего не могла рассказать о своей хозяйке. Одно было ясно, что надолго какая-то беда загнала в лес подальше от людей ее хозяйку.

-Эта бедная птичка говорит чистую правду. Этот добряк, добрый волшебник страшнее любого злодея. Ведь и меня он обидел. Во что он превратил мою жизнь. Была простая девушка, смешливая толстушка. Не то чтобы уродина, а так себе, дурнушка. Парни на деревенских пирушках не замечали меня. Не бросались наперебой звать меня поплясать с ними в задорном переплясе. Я довольствовалась лишь тем, что наблюдала со стороны, как веселятся другие. Но чужая радость не всегда веселит. И вот однажды, собрала я котомку, уложив в нее домотканое полотно. Испеченные своими руками хлебы, завернула копчености, заготовленные на зиму. И со всеми этими гостинцами отправилась к волшебнику, что поселился в замке, и прославился тем, что выполнял просьбы людей, о чем бы его ни попросили. Поэтому люди звали его добрым волшебником.

Придя к нему, я попросила его сделать меня красавицей. Он долго отговаривал меня, но я сетовала на то, что ко мне никто не сватается, и жестокую эту несправедливость терплю лишь за то, что нос мой груб и широк. Щеки не в меру толсты, а маленькие бесцветные глазенки слишком малы. Я низкоросла и коренаста, руки, мои работящие руки грубоваты. А от смущения смех мой глуховат и кажется порой несколько глуповатым... Но разве я в этом виновата? Да! Я неповоротлива в танце, но проворна в домашней работе. Так почему же я лишена веселого доброго и трудолюбивого жениха, который, став моим муженьком, наградил бы меня оравой веселых и здоровых детишек! Как будто не достаточно наказана я уж тем, что не одарили небеса меня в день моего появления на этот свет красотой. Дарованной красоте я радовалась бы каждый божий день и носила бы ее всю жизнь как самое дорогое и красивое платье, подаренное мне небесами. Красота - вот благодать Господня!-думала я тогда.

-И потому - уверяла я доброго волшебника, - он, раз уж он добрый волшебник, он просто обязан исправить ошибку допущенную небесами. Он обязан сделать доброе дело - а значит сделать меня дивной красавицей. Как он не отнекивался, как не уверял меня отказаться от этого заветного желания, я была настойчива. Он бегал от меня, по залам дворца, прятался за портьерами, всюду я находила его и требовала исполнить мое желание. Словом! Сдался старик и сделал меня первой красавицей в наших местах! - горестно вздохнув, сказала она.

“Да ну? А глядя на Вас и не скажешь, что Вы красавица”, - вырвалось непроизвольно у братца- простака.

“Да! - горестно вздохнув, согласилась бывшая красавица - Теперь никто красивой меня не назовет. Слезы смыли красоту с моего лица. Когда я вернулась в свою деревню от волшебника, поднялся настоящий переполох. Красота моя взбудоражила всю округу. Парни, едва взглянув на меня, теряли от восхищения голову. Все на перебой приглашали танцевать. Двери моего дома целый день открывались и закрывались за сватами. Меня сватали самые красивые и сильные парни из богатых домов. Но выбрать я никак не могла. Мои прекрасные ярко синие глаза просто разбегались. Я только всплескивала своими изящными белыми ручками и просила женихов дать мне время подумать. И смеялась от счастья своим прекрасным и звенящим, как весенний ручеек, голоском. Уж так мне хотелось подольше насладиться этим счастьем. По вечерам я беззаботно отплясывала, нисколько не огорчаясь тем, что из-за меня передрались самые лучшие парни в округе.

Сколько нелепых смертей случилось в тех драках. Я оказалась причиной стольких бед. И люди стали меня сторониться. Точно чумы опасаться. На какой праздник не приду, музыка умолкает. Музыканты перестают играть. Народ мрачнеет. И стало все как прежде, ни женихов, ни надежд на счастье. Ушла жить в лес, вою и плачу здесь в чащобе! И изо всех сил и кляну того злого волшебника.

Тут вдруг, точно земля содрогнулась. Птичка подпрыгнула на толстом суку старого дуба.

-Что это? - спросил каждый.

И тут скрипучий не человеческий голос ответил просто.

“Это я старый... дуб, вернее - ученый” - проскрипел дуб, на ветке которого сидела птичка :Я был ученым. Меня влекли тайны бытия. И мне казалось, я совсем уж было приблизился к сокровенным тайнам жизни. Мне начала открываться азбука таинств. И вот-вот можно было бы приступить к чтению сокровенных знаний. Но потраченные годы и здоровье мешали и напоминали, что жизнь моя прожита, и пора мне покидать этот мир. А ведь мне нужно было еще много обдумать, понять, осмыслить наедине с самим собой. И, собрав свои последние силы, я отправился к доброму волшебнику, что бы попросить его, продлить мои дни. Дать мне возможность насладиться счастьем близкого открытия. Что делать, что человеческий век слишком короток и мне, несмотря на мои преклонные годы, все же не хватало времени понять и осмыслить до конца некоторые трудные темы в любимой науке. Мне казалось, что предстоящие открытия так важны и необходимы человечеству. И я долго и упорно уговаривал доброго волшебника подарить мне еще время, продлить мою жизнь ради моих научных поисков. Потому что какой-то ворон или дуб живет в три раза дольше человека.

-А продление моей жизни послужило бы благим целям. Ради благой цели, ради науки - разве не было бы общим благом продлить мою жизнь? - спрашивал я доброго волшебника.

И чтобы, наконец, я оставил старика в покое, он не выдержал и согласился...

Обрадованный его согласием, полный надежд, но утомленный дорогой, я прилег отдохнуть в прекрасной дубовой роще. Не заметил, как заснул. А проснулся я могучим столетним дубом, жить которому предстояло еще лет двести, не меньше.

Действительно - теперь у меня много свободного времени. Многое я успел осмыслить и обдумать из того, на что у меня раньше вечно не хватало времени. Но я чувствовал ,что все это были чувства и размышления того, прежнего ученого и человека. А мне - нынешнему дубу, они становились все более и более чужими и неинтересными, по мере того, как я обживал свою новую жизнь. Другие мысли, - как прожить еще двести оставшихся впереди лет - занимали меня. И задумался я, и пришел к выводу, что это не добрый волшебник. Нет, не добрый”.

Все, кто был рядом, горячо поддержали его. Хриплым голосом птичка сказала: “Мы все обиженные им, введенные в заблуждение этим не добрым волшебником. Мы, напрасно ожидавшие улучшения своей участи на этом свете, теперь знаем, что изменения Судьбы не всегда ведет к ее улучшению. И что жизнь, прожитая иначе, чем было предначертано может сложиться еще ужаснее, чем та, которой мы были так не довольны, что были готовы на любые изменения. Мы должны все вместе отправиться к волшебнику и показать ему ужасные последствия его волшебства. И потребовать, чтобы он навсегда прекратил свои безумные превращения, от которых кругом один вред.

-Да! Да! - обрадовался брат-простак - Идемте. Я пойду с вами! Мне-то как раз нужен не добрый, а злой волшебник. Наконец то я отомщу моему брату-забияке”, но это он подумал уже про себя. И старый дуб зашумел своими густо поросшими зеленой листвой ветвями. Да так, словно ураган на него обрушился. Со страшным треском ветви его метались то в одну, то в другую сторону. И вот дуб напрягся. Заскрипел, застонал, поднял все ветви к небу и ...казалось, он весь устремился в небо.И вдруг, он точно выпрыгнул из земли, вытянув за собой могучие корни и с шумом и треском распластал их по поляне.

-О-о-ох! - шумно выдохнул он - Сейчас, чуть-чуть отдохну и в путь, друзья мои! Товарищи по несчастью!

-В путь! В путь! - радостно поддержали его остальные. И они отправились. Впереди летела птичка, за нею брат-простак с бывшей красавицей. За ними, стараясь не отставать, с трудом передвигал корни дуб.

Удивительно, как быстро и далеко разнеслась весть о том, что обиженные, не то добрым,не то злым чародеем ,идут к его замку поквитаться за причиненные его волшебствами беды. И поэтому толпа обиженных стремительно росла. Поразительно, скольким на Земле, оказывается, хотелось резко изменить свою жизнь. Это были не только люди. И дикие звери, и придорожная былинка. Летели рядом и коршуны и синицы. Плыли в сторону замка, не мешая друг другу, и щуки и плотва, и мотыль, и караси.Толпа обиженных по мере приближения к замку все росла и росла.

Из окружающих деревень шли голодные и озлобленные крестьяне. Когда-то по их настойчивым просьбам волшебник одаривал их богатыми урожаями и тучными стадами. Они поначалу были благодарны, но... благодарность со временем забылась, а чувство своей , избранности самой Судьбой осталось. И стало им зазорно работать на земле, как простым смертным. Привычка получать все просто так сделала их ленивыми и вороватыми. Богатства, которыми одарил их волшебник, быстро растаяло от их нерадивости. Как грядка, брошенная без дальнейшего ухода, быстро зарастает сорняком и не порадует ленивого хозяина обильными плодами. Так пал от голода их скот. Потому что лень им было запасти сена на зиму. Не обработанные поля заросли бурьяном.

-Да, привычка к чудесам штука опасная! - удивлялся брат-простак - Так вот почему так обеднела округа. Значит это тоже плоды дурацкой доброты этого добряка волшебника!

Вот какая разрушительная сила в неразумной его доброте. Нужно спешить. Успеть защитить этого старика-бедолагу от разъяренной толпы. Ведь то, что он делает, это именно то, что я так долго искал, пройдя столько дорог разных стран. Делает добро, а каким злом отзывается это тем, кого он облагодетельствовал. Вот кто поможет мне отомстить моему брату-обидчику за все мои горькие слезы. За отнятый отчий дом!” - с этими мыслями он первым ворвался в замок. Он искал его повсюду. Но безуспешно осматривал он торжественные залы замка. Бегал по широким украшенным чугунным литьем лестницам. Заглядывал за каждую портьеру. Следом за ним и другие искали его повсюду.

Брат-простак забрался на чердак. Заодно он решил осмотреть и крышу. И за старой полуразрушенной трубой он нашел его. Испуганный седой старичок был похож на взъерошенного воробья. Глаза его были наполнены ужасом. Он смотрел на брата-простака с отчаяньем и надеждой.

- Кажется, Вас я вижу впервые! Значит, Вас я ничем не успел обидеть, ведь Вы не обращались ко мне ни с какими просьбами?

- Нет! - честно признался брат-простак. Но шел я сюда именно с просьбой.

- О! Нет! - горестно простонал волшебник. Умоляю! Больше никаких просьб! Вы же видите - от моей помощи одно зло!

- А это как раз то, что мне нужно! - искренно обрадовался брат-простак: мой брат после смерти родителей выгнал меня из дома. Он хотел владеть им один. Я скитался, страдал. Не могу смириться с тем, что он живет в тепле и уюте родительского дома...

- Ах! Эта история... Да! Да! Как же... я помню. Но разве не достаточно отомщен он тем, что сам лишил себя доброго брата, который пришел бы ему на помощь в трудную минуту? - спросил его с грустью в голосе волшебник.

- Нет! Я требую справедливости! Зло должно быть наказано! - возмутился в ответ обиженный брат.

- И Вас не останавливает то, что еще одним несчастьем в этом мире станет больше и к Вашим страданиям прибавятся страдания Вашего брата-обидчика?

- Нет!- жестко ответил младший брат.

- Слава Богу, что в страданиях Вашего брата, в таком случае, нет моей вины. Посмотрите вот туда, вдаль.

Брат-простак взглянул туда, куда показал волшебник и увидел. Увидел своего брата. Видно он тоже был обижен за что-то на доброго волшебника. Потому что хоть и отстал, но упорно ковылял в сторону замка. Он именно ковылял, с трудом время от времени останавливался, что бы отдышаться. Он тяжело опирался на костыли.

-Вот видите, что с ним стряслось? Так что моя помощь Вам уже не нужна - сказал волшебник.

Стоя на крыше этого замка брату-простаку было видно все как на ладони. И родная деревня за холмами. И брата-забияку. И то,каким его сделало время.

- Выгнав Вас из дома, он почувствовал себя сильным и всемогущим. Влезал в разные авантюры, считая себя очень сильным, после победы над младшим братом. Показалось ему однажды, что он так всемогущ и значителен, что не гоже ему жить в том доме, что завещан Вам родителями-крестьянами. Пришел ко мне и попросил замок не хуже чем у меня. И не ниже. И что же?

Однажды, видя какой великолепный замок вдруг возник на месте прежнего крестьянского дома, залезли к нему грабители. А скверный нрав Вашего брата привел к тому, что соседи с ним не знались, семьи не нажил. И потому жил один одинешенек. И вот, спасаясь от грабителей, он убежал на крышу, точь-в-точь как я сейчас и... упал. Чудом жив остался. С того дня, ах, как сетовал он, что от жадности изгнал Вас из дома. Жестоко ошибался он. Был он у меня и слезно просил, что бы возвратились Вы в наши места. Чтобы простили Вы его. И вот Вы здесь.

Увидев, каким стал его брат за долгие годы разлук, обида словно вылетела из его сердца.

Только родные черты покойного батюшки и сходство с любимой, давно ушедшей матушкой, становились все более узнаваемыми, и сердце его медленно наполнялось давно забытым чувством нежности и сострадания. Не стало больше прежнего его старшего братца забияки. Немощный и больной человек - таким он стал. И не с кем сводить счеты брату-простаку в этом мире.

Страшный шум и грохот отвлекли брата-простака. Это разъяренная толпа все же нашла волшебника.Жалкий и несчастный он пытался спрятаться за трубу. И, казалось, расправа неизбежна.

- Вы успеете наказать меня, но, позвольте, мне сказать вам. Всем вам. Ведь то, что я хочу сказать, относится к каждому!

- Так и быть, пусть старикашка скажет, что хочет! Но уж потом- пусть о пощаде не молит. Уж так он разобидел каждого из нас! - решили обиженные.

- Скажите! Я исполнил пожелание каждого в точности? Скажи! Женщина! - обратился он к вечно замкнутой односельчанке брата-простака.

- Разве не была ты первой красавицей? И не прославлялась твоя красота далеко за пределами твоей деревни?

- Разве тебе старому ученому, вымолившему у времени возможность еще поразмыслить?

Он расспрашивал еще многих, и каждый соглашался, что действительно просьбы их выполнялись точно в соответствии с пожеланиями, но...

- А стали вы несчастны разве не по причине упрямства и нежеланию следовать воле Провидения?

Многие задумались, а он продолжил:

- Так позвольте мне - продолжал волшебник, - вернуть все на свое место. Пусть все станет таким, как было до того, как каждый из вас попросил исполнения вашего желания. И оно осуществилось.

Пока он произносил все это, он становился все прозрачнее, но крупнее. Вскоре он стал походить на облако, в очертаниях, которого угадывались черты доброго волшебника.

Это облако медленно поднялось над крышей.Потом над головами разгневанной толпы. И едва волшебник произнес последнее слово, звучащее откуда-то из глубины облака, это удивительное облако засверкало и... полилось дождем. Звенящим и теплым.

От неожиданности птичка защебетала, как прежде своим нежным голоском. У старого дуба, как только на его ветви попадала первая капля дождя из этого облака, ветви опадали сухим хворостом. Сухая и темная кора тоже отпала.

И среди опавших сухих ветвей, пожелтевшей листвы, и опавшей коры стоял пожилой ученый. Он с улыбкой рассматривал свои руки, радуясь тому, что он опять стал человеком.

Женщина, смахивая дождинки с лица, заметила, что ее руки стали прежними натруженными руками крестьянки. Она стала такой, какой она была в тот день, когда пришла она к волшебнику с просьбой сделать ее первой красавицей. Стоящий рядом с нею разгневанный волк, превратился в славного пушистого зайчонка. И каждый радовался, радовался.

А брат-простак кричал, кричал с крыши башни волшебника:

-Скорее, скорее! Спеши, брат! - ему так захотелось, чтобы и его обидчик успел приблизиться к замку и чтобы на него пролились преображающие капли дождя, льющегося из сверкающего облачка, в которое превратился добрый волшебник. Но трудно пришлось калеке-брату. Не успел он. Облако иссякло. Излилось целебным дождем раньше, чем он дошел до ворот замка. Ничто не изменилось для него. Облако растаяло. А вместе с облаком исчез навсегда и добрый волшебник. Но в тот момент никто не задумывался, слишком каждый был занят и обрадован своим собственным превращением.

Старый ученый вскоре умер, довольный тем, что удалось ему пережить и осмыслить то, на что одной жизни человека не хватило бы.

Брат-простак, сочувствуя доброй женщине, чья мечта стать красавицей, была вызвана лишь желанием создать добрую и хорошую семью, вскоре женился на ней. И ни разу не пожалел до конца своих дней. А поселились они в том самом замке. В который превратил добрый волшебник их прежний небольшой дом. Это единственное, что осталось из того, что сделал добрый волшебник для просящих у него помощи людей. Ведь старший брат, выпросивший у волшебника замок в обмен на прежний крестьянский дом так и не успел попасть под струи волшебного дождя, возвращающего все на свои места. Жили они веселой дружной семьей. Растили детишек, а потом внуков братца-простака. И все они были любимы, как родные старшим братом.

Было это давным-давно. Но замок по сей день стоит целехонький в тех местах. Кто-то из наследников братца-простака сделал его гостиницей. Пришлось и мне как-то раз ночевать там и услышать это семейное предание. Засыпая, мне подумалось о том, что не записать эту историю, удивительно похожую на сказку, было бы непростительной ленью.

 


 

 


Новости

  • Мы подвели итоги конкурса «Наше дело правое. Враг будет разбит. Победа будет за нами.» - 2009.
    Узнать лучших можно здесь.
    (12.01.10 г.)

  • Закончился прием работ на конкурс. Благодарим Вас за такую бурную активность. Работы читаются и размещаются на сайте – так что ещё немного (примерно 1-2 недели) и мы узнаем победителей.
     
    С новым 2010 годом, друзья. Пусть в этом и последующих годах Вас не покинет искорка таланта, а творческий успех не одурманит разум.
    (2.01.10 г.)


  • Вот уже больше месяца идёт приём работ на конкурс «Наше дело правое…»-2009. Рады сообщить, что присланных произведений значительно больше, чем в прошлом году.
    Также, мы публикуем работы не прошедшие цензуру редколлегии. Эти работы публикуются без какой-либо редакторской правки.
    (2.10.09 г.)

  • Неплохое начало – получаем рассказы с первых дней.

  • 24 августа 2009 года начался приём работ на конкурс «Наше дело правое. Враг будет разбит. Победа будет за нами.» - 2009.


Журнал "КОЛЕСО" - читать страницу с начала