КОЛЕСО   литературный журнал
Конкурсы в журнале"Колесо"

Конкурсы

«Наше дело правое. Враг будет разбит. Победа будет за нами.» - 2009

Олег Лаврентьев

Дети…

•  Куда в огород!..

Стайка малышей лет пяти с гиканьем перепрыгивает через низенький (на уровне колена взрослого) забор и уносится прочь. Среди них и мой отпрыск. Я подхожу к старику, который, укоризненно качая головой, склонился над сломанной астрой.

•  Вы не сердитесь на них, - я сажусь на корточки рядом со стариком, - у них мяч случайно залетел.

•  Мяч я понимаю, - сердито бурчит старик, - я не понимаю, зачем цветы ломать.

•  Случайно. Дети все-таки.

•  Дети. Раньше другие дети были. Учили их, как вести себя.

•  Дети всегда шалили, - пытаюсь я оправдаться.

Старик внимательно смотрит на меня. У него седые брови и пытливые темно-коричневые глаза.

•  Твой, что ли, там тоже?

•  Тоже, - признаюсь я. – Но я в детстве таким же был: дрался, стекла бил…

•  А, - старик пренебрежительно машет рукой, - рассказывай. Я войну прошел, ты мне рассказывать будешь. Все в детстве было: и из пугача стреляли, - он закатывает рукав рубашки, обнажая белый неровный шрам, - и патроны в костер кидали, все было. Но… тебя как зовут?

•  Виктор.

•  Кем работаешь?

•  Плаваю.

•  О, - старик поднял вверх указательный палец. – Хочу я, Витя, рассказать тебе случай из жизни. Я после войны мотористом на сухарях работал. Ничего мне выше не светило, потому как четыре класса образования, плюс здоровье, плюс любил я это дело, - щелчок по горлу. Уже и выговор был, и выговор с предупреждением. И вот идем мы как-то домой, сутки до Босфора…

 

В каюту вежливо постучали.

•  Да, - капитан поднял голову от бумаг.

•  Можно, Анатолий Павлович?

•  А, заходи, помпа, садись.

•  Спасибо, Анатолий Павлович, - помполит сел, смущенно улыбаясь. Высокий, крупный, с этой глуповатой улыбкой, он производил впечатление наивного деревенского парня. Но это впечатление было обманчиво, работу свою Константин Константинович знал, вся личная жизнь экипажа проходила через мелкое сито информаторов помполита, и капитан знал это.

•  Ну, говори, помпа, кто у нас провинился на этот раз?

•  Почему провинился? Может, я просто в гости зашел.

•  Давай, давай, - улыбнулся Анатолий Павлович, - ты просто так даже в праздник на рюмку не заходишь. Говори, кто.

•  В общем, пустяк, - вздохнул помполит и потер кончик носа, - Куцый в очередной раз на работу не вышел.

•  По этому делу, - сделал капитан щелчок по горлу.

•  По этому, по этому.

•  Вот черт, никак не уймется. Мда, что же делать? У него же и выговор есть.

•  И с предупреждением. Я так считаю – нужно посерьезнее меры принимать.

•  Да жалко мужика, бывший фронтовик, работает нормально. Опять-таки, дед за него горой стоит, вони будет. Черт с ним, план по нарушителям у тебя выполнен, давай закроем глаза. Мог же ты и не заметить.

•  Мог, мог, - вздохнул Константин Константинович. – А откуда вы знаете, что у меня план выполнен? Если до начальства дойдет, у меня неприятности будут. Подумают, что я с вами секретной информацией делюсь. Я своей отчетности никому открывать не должен.

•  Да ладно, что тут думать. Чтобы у такого работника и не было плана, - усмехнулся капитан. – Кто день и ночь работает, у того все в порядке, это же ясно. Нет, без дураков, давай простим Куцего. Через два дня дома будем, он сойдет в отпуск…

•  Честно говоря, мне самому перед домом заводиться неохота, - признался помполит. - Хотя, если узнают, мы можем с вами иметь неприятности.

•  Кто узнает, если ты будешь нем?

Помполит промолчал, и дело на этом было закрыто.

На следующий день Константин Константинович проснулся от телефонного звонка. Он взглянул на часы, было девять утра.

•  Да?

•  Зайди, помпа, - раздался в трубке встревоженный голос капитана.

Гадая, что случилось, помполит оделся и поспешил в каюту к капитану. Анатолий Павлович с озабоченным видом сидел в кресле и читал какую-ту бумагу.

•  Ознакомься, - сказал он с кислым видом и протянул через стол телеграмму.

Константин Константинович протер глаза, закисшие со сна, и сосредоточился на узкой полоске с печатными бквами. «Так, теплоход… понятно… капитану, помполиту и мотористу Куцему по прибытии зайти в партком. Секретарь парткома Лебедев». Он еще раз прочитал, уже вдумчиво, впитывая содержание.

•  Ну? - нетерпеливо спросил капитан.

•  По-моему, дело ясное, - вздохнул помполит. – Как я и боялся, дело дошло до парткома, и нас вызывают на ковер.

•  Но как? – удивленно развел руками капитан, - как они узнали?

•  Я здесь не единственный, - поднял глаза к потолку помполит. – Вопрос не в этом, а в том, что теперь делать.

•  Что делать, что делать… а что делать?

•  Я думаю, нужно срочно собирать партсобрание и дать ему в хвост и в гриву. Лучше всего исключить из партии.

•  Ого!

•  Вопрос сейчас идет о наших с вами головах. А Куцего все равно уже не спасти, поверьте мне.

•  Ладно, - вздохнул Анатолий Павлович и покорно склонил голову, - сразу по выходу из Босфора и соберем.

Собрание провели быстро и оперативно. Народ был тертый, да и времени в обрез. Сначала выступил помполит, метнул в нарушителя пару громов с молниями, потом слово взял секретарь партячейки, и всем все стало ясно. Все это время провинившийся сидел молча, низко опустив голову. Лишь когда поступило предложение «исключить», он заволновался и встал.

•  Мужики, да что же вы делаете? Я же с сорок второго в партии… Не надо, мужики…

 

•  А что делать? – ответил помполит на немой вопрос капитана, когда они зашли в каюту после собрания. – Я повторюсь: или мы, или он, третьего не дано.

 

Лебедев сидел за столом и откровенно скучал. Маленький, тщедушный человек, он был холериком и ненавидел безделье. Но как-то так получилось, что мелкой работы в настоящий момент не было, а крупную затевать не имело смысла: через десять минут обед. Поэтому Лебедев сидел и страдал. Пойти, что ли, сейчас пообедать? Что решат эти десять минут? В этот момент раздался стук в дверь.

•  Да? – радостно вскинулся секретарь парткома, - заходите.

Дверь открылась, и в кабинет вошли трое: капитан теплохода Карл Либкнехт, помполит и моторист Куцый. Лебедев возбужденно хлопнул в ладоши: этих людей он ждал с нетерпением.

•  Ну, проходите, - радостно сказал он, - садитесь. Как у вас дела?

•  Прекрасно, - сочным баритоном ответил помполит. – Партийная ячейка не дремлет. Вчера собрание постановило: за систематическое пьянство моториста Куцего исключить из партии. Вот протокол…

Лебедев почувствовал, что у него в душе все упало.

•  Как исключить? – сдавленным шепотом прохрипел он. – За что?

•  За пьянство, - тихо произнес помполит, чувствуя, что что-то тут не так.

•  Да я вас, - повышая голос с каждым словом, начал Лебедев, - вы у меня!.. Что же вы наделали?!! – наконец в отчаянии прокричал он.

•  А что? - испуганно спросил капитан и расстегнул ворот кителя.

 

•  Оказывается, местные следопыты установили, - старик рассказывает, глядя куда-то в сторону, - что рядовому Куцему при форсировании Днепра посмертно было присвоено звание Героя Советского Союза. Они копнули глубже и выяснили, что я жив, работаю в пароходстве мотористом. Тут уж за голову схватились мастер с секретарем. Побежали на судно, собрали ячейку, срочно меня восстановили. На этом дело не заканчивается. Герой Советского Союза не может просто так работать мотористом. Посылают меня учиться. За год я экстерном заканчиваю пятый – десятый, нет, тогда было одиннадцать, одиннадцатый классы. Потом ВПШ (высшая партийная школа), и я из моториста становлюсь помполитом. В довесок ко всему получаю двухкомнатную квартиру и новую «Копейку». К чему я это рассказываю… Я потом детишек этих, которые про мои геройства раскопали, нашел. Я, Витя, не знал, что для них сделать, они мне родными стали! Если бы не они, я бы мотористом в подвале так бы и умер. А они меня в люди вывели. За год я из грязи в князи. Вот такие раньше дети были. А ты говоришь… - старик вздохнул, поднялся и, тяжело ступая, пошел к дому.

 

07.06.06

 


 

купить Бумажные штифты EURONDA № 40 || бен гурион табло вылета

 


Новости

  • Мы подвели итоги конкурса «Наше дело правое. Враг будет разбит. Победа будет за нами.» - 2009.
    Узнать лучших можно здесь.
    (12.01.10 г.)

  • Закончился прием работ на конкурс. Благодарим Вас за такую бурную активность. Работы читаются и размещаются на сайте – так что ещё немного (примерно 1-2 недели) и мы узнаем победителей.
     
    С новым 2010 годом, друзья. Пусть в этом и последующих годах Вас не покинет искорка таланта, а творческий успех не одурманит разум.
    (2.01.10 г.)


  • Вот уже больше месяца идёт приём работ на конкурс «Наше дело правое…»-2009. Рады сообщить, что присланных произведений значительно больше, чем в прошлом году.
    Также, мы публикуем работы не прошедшие цензуру редколлегии. Эти работы публикуются без какой-либо редакторской правки.
    (2.10.09 г.)

  • Неплохое начало – получаем рассказы с первых дней.

  • 24 августа 2009 года начался приём работ на конкурс «Наше дело правое. Враг будет разбит. Победа будет за нами.» - 2009.


Журнал "КОЛЕСО" - читать страницу с начала